Гордость и предубеждение

В "Гордость и предубеждение" есть такая великолепная фраза: " я полюбил вас вопреки голосу рассудка".
Вот так у меня. Или любовь (Л)  или гордый рассудок (Г). Всегда пытаюсь контролить степень проникновения чувств внутрь. Извечные баталии - кто кем будет управлять:  чувства мыслями или мысли чувствами.
Любовь - это потребность в другом человеке. Когда ты это признаешь, то признаешь тот факт, что нужен тебе конкретный человек и что без него ты уже не можешь. А как же это я не могу? Я все могу. И для меня это очень сложный, в плане признания и принятия, аспект.
Удерживать какой-то баланс между Л и Г вообще не возможно. Выбор всегда будет радикальным: или одно или другое.
Если любовь (при наличии гордости) - то твое сердце становится похожим на перегруженную спасательную шлюпку. Чтобы не утонуть, ты выбрасываешь за борт сначала свою гордость, а потом свою независимость, так как постоянно начинаешь нуждаться  в человеке.
В итоге, это твою шлюпку, всё равно, не спасает потому, что возникает зависимость. Это уже куда веселее штука, но о ней как нибудь потом.
А если гордость (при наличии любви), то начинают выбрасываться всякие влечения, скучания, привязанности и т.д.
И вот ты сидишь и почти ничего не чувствуешь, гордая и независимая)

Конечно, чувствую, что все это неправильно. Но, пожалуй, гордость — одно из главных переживаний юности и со временем, это все уйдет.

Но пока...

Слово о словах.

Украду  у Успенского название для этого письма. Всё остальное будет только от меня.
Я догадываюсь, как для тебя важно знать, что я чувствую внутри. Даже наверное не просто догадываюсь, а знаю наверняка, потому что в этом мы тоже похожи.
И спасибо тебе, что ты говоришь мне о том, что ты чувствуешь. Но у меня с этим процессом в данный момент "все сложно".
Для тебя не новость, что я интроверт и мой внутренний мир, это в принципе все что у меня есть. И то, что я чувствую это одно из немногого, что действительно важно для меня, по этому к его безопасности я отношусь достаточно тщательно.
На ранних стадиях отношений я веду себя немного нетипично. Чем больше мне нравится мужчина, тем холоднее мое лицо, то, что я говорю и как я говорю. Но это не потому, что я играю в какую-то игру или хочу кого-то обмануть. Я просто стараюсь сделать так, чтобы мои чувства не были задеты.
Ты знаешь, что громче всего лают собаки от того, что боятся, а не от злости.
Проходит время, узнаешь человека, начинаешь ему доверять, понимаешь, что к тебе, да и к тому, что ты чувствуешь относятся с пониманием и все как-то становится на свои места. Но в этом моменте у нас произошла накладка, заставившая меня усомниться в принципе в том, интересует ли тебя что я чувствую. Тебе не нравится то, что я так мало об этом говорю. Даже речь идет о какой-то неоткрытости (что это вообще за ерунда?!)  Я задавала тебе уже вопросы, где раньше была твоя честность и почему были обдуманы чувства всех, кроме моих?
В те дни я, наверное, была даже готова пожалеть о том немногом, что все таки было мною когда-то написано, сказано или сделано.
Наверное, я была бы готова забрать это все назад, чтобы не быть по уши втянутой в эту странную любовно-геометрическую фигуру.
Но то, что у меня в душе оказалось сильнее того, что у меня в голове и все сложилось так, как сложилось.
Увы, этот прекрасный случай мне дорого обошелся: слов стало еще меньше. Если до этого они генерировались в диком количестве, но просто сдерживались мной, то на некоторые время их просто не стало.
Сейчас постепенно я восстанавливаю себя и весь этот механизм, но мне нужно время.
Я совершенно не была готова к тому, что все, что касается тебя будет мною так остро восприниматься.
Даже я бы сказала "слишком близко к сердцу". Хотя что значит "близко", если ты уже там? И все, что с тобой связано, сразу попадает прямиком туда.
***
Ввиду того, что все люди разные, со всеми мы себя по разному ведем. Но так как на тебя я не реагировала еще ни на кого в этой жизни. Как будто все в тебе подобрано специально под меня, все то, что мне нравится, все то, что я хотела бы видеть в мужчине собрано в одном месте.
Именно по этому ты - самый невероятный мужчина, которого я когда либо встречала.

Нет ничего хуже воспоминаний... Да и лучше ничего нет.

- На самом деле, жизнь очень простая, сынок.               
Это просто, как ездить на велосипеде, который горит.
И ты горишь, и всё
горит, и ты в аду.                                

Никогда еще не писала тебе сообщения в таком формате. Хотя, это не сообщение вовсе, это письмо. Никогда не знала более романтичных и трепетных вещей, чем письма. Письма - это явления, которые не сделаешь по заказу - просто на выдавишь из себя ни слова. Время для писем приходит само. В голове собирается какой-то код к этому криптексу и текст достается из него сам.
Хотя есть здесь некая доля лукавства. Слова не просто в определенный момент рождаются сами собой, они прожигают тебя изнутри и просто не можешь не выписать их до капли.
"От тебя", "для тебя", "по тебе" у меня очень много прожигающих слов.
С некоторых пор, даже с воспоминаниями о тебе стоит быть аккуратнее - хорошими согреваешься, плохие обжигают.
Ведь нет ничего хуже воспоминаний...
С душевным огнём все время стоит помнить о собственной безопасности: согреться, получить твое тепло и свет можно только на определенном расстоянии. Отходишь дальше и ничего уже не чувствуешь. Но подойти ближе можно только, если не боишься остаться "без кожи", не боишься, что больше не сможешь быть прежним - огонь оставит на тебе свои следы.
Такое происходит не всегда. В некоторых людях огня для тебя нет вовсе, в некоторых такой - который только видишь, но тепла от него не чувствуешь - он тебя не цепляет. Здесь тоже есть какая-то совместимость людей - не все от огня твоего загораются. Но однажды, встречаешь человека, как будто, пропитанного специальной жидкостью, воспламеняющейся конкретно от тебя.
Как эмоциональный наркоман скажу тебе, что просто греться теоретически  можно бесконечно долго, но на практике это все довольно быстро надоедает. И, безусловно, эмоции от "согревания" не сравнить с эмоциями от "сгорания". Испепеляющие чувства захватывают тебя и остановить это уже нельзя. При "согревании" в любой момент ощущения дискомфорта можно просто отодвинуться, со "сгоранием" этот трюк не работает, потому что ты уже горишь самостоятельно, даже когда источника возгорания нет рядом. Кажется даже, что в моменты, когда его нет рядом - горишь еще больше, ярче, горячее, больнее. В реальной жизни есть определенные правила (прости, знаю, как ты их не любишь) как погасить пламя, в зависимости от того, что горит: что-то нужно тушить водой, а что-то песком.
Правила как потушить есть, но что делать с последствиями никто не говорит, и в книгах не пишет.
А ведь самое сложное наступает потом: когда огонь перестает гореть, ничего кроме боли не чувствуешь.
Обожженная "кожа" постоянно напоминает обо всем, что с тобой было посредством этой дикой боли - ты не можешь ни есть, ни спать, ни говорить. Кажется, что любое движение просто разрывает затянувшиеся раны.
Со временем все, конечно, заживает. Образовывается новая "кожа", восстанавливается организм, но в некоторых местах остаются шрамы, которые ты "заживляешь" искусственно. Места, в которых чтобы перестать чувствовать боль, нужно просто научиться не чувствовать ничего. Эти шрамы теряют свою чувствительность и, спустя какое-то время,  боли уже нет, но нет и ничего другого. Потом учишься чувствовать этими местами заново (кстати это не всегда получается).
***
Я подумала, что мне слишком горячо, когда напротив меня сидел ты - мужчина, который нравится мне до обморока.
Остро почувствовала это, когда решила дотронуться до твоей ладони.
Потом было то, чему я не хочу посвящать слова. Те воспоминания, чувства от которых, я просто пытаюсь блокировать, как болезненные шрамы.
Пожалуйста, не нужно меня торопить. Я хотела бы шагнуть на этот "инквизиционный" костер сама.

Занимайте места согласно купленным билетам.

Чем дольше ты ждешь, тем больше вероятность, что ты ждешь не там.
Эльчин Сафарли. "Мне тебя обещали"

Мы, как обычно, с Катей куда-то опаздывали. Я бежала ели успевая перескакивать с одной скользкой гранитной ступеньки на другую. Внезапно знакомый голос объявил, что бла бла бла, осторожно, двери закрываются. Она схватила меня за руку и мы просто просочились сквозь стремительно сужающуюся щель меж дверей метрополитена. От хохота я не могла выдавить и слова. Заливая весь вагон своим смехом,  я пыталась спросить, зачем она затащила нас сюда, ведь этот поезд едет в обратном направлении? Когда она разобрала мои слова мы стали хохотать вдвоем, и я получила вполне очевидный, но совершенно бессмысленный ответ: "потому что этот первым приехал."

Спустя годы я мысленно все время возвращаюсь к этой истории, потому как порой осознаю, что бегу за поездом, который движется в другую сторону.

Каждое утро я рано встаю и раз за разом повторяю последовательность определенных привычных итераций, потом бегу на работу, хотя мысленно я там сразу после пробуждения. Мою работу нельзя оставить за закрывающейся дверью кабинета. Она всегда со мной  - в моей голове.
Наверное, ни с кем я еще не проводила так много времени, как с ней.  Вероятно, это и есть та взаимная любовь, длящаяся вечно.
"Жили они долго и счастливо, и умерли в один день."
Наверное, в августе умерли, "в рамках подготовки годового бюджета" и, безусловно, "в строгом соответствии с графиком" и "заблаговременно проинформировали всех об этом посредством служебной записки"

Я получаю большое удовольствие от того, чем занимаюсь, но это отбирает такое количество сил и времени, что не дает шансов получать удовольствие еще от чего либо.
Порой ловлю себя на мысли, что сон и прием пищи рассматриваю как необходимую, но бесполезную трату времени.
Я все время бегу за этим поездом, который как колесо, вращаемое лапами белки, всегда быстрее самой белки. Все время бегу и все время опаздываю.

И когда, после очередного квартального "марафона", для восстановления сил сбавляется темп, приходит неутешительное осознание, что пока бежал, ты совершенно не замечал того, что было вокруг. Концентрируя свое внимание на движущемся составе, ты просто проносишься мимо людей и событий, мимо всего мира.
Проносишься мимо собственной жизни в постоянных попытках догнать поезд, который едет не туда, куда тебе нужно.

Наверное, я немного лукавлю, так как я и сама не знаю, куда конкретно едет этот поезд, и до какой точки я за ним добегу, но пугающим является тот факт, что я не знаю, надо ли мне туда. И куда мне надо вообще?

Нежность.

Я хочу, чтобы ты получал мои письма и читал их и сейчас. Даже когда ты не рядом. Но дело не в этом,  в большей степени я пишу это, потому что всё это не вмещается в моей голове, да и в сердце в принципе.   
Никогда мой организм не генерировал такое огромное количество нежности..такое количество нежности к одному объекту. Трудно описать это чувство, когда ночью просыпаешься, находишь объект своей нежности рядом с собой, касаешься губами его губ, аккуратно, чтобы не разбудить, прижимаешься к груди и медленно умираешь от нежности…нежности, которая в крови, они в кончиках пальцев..она в сердце.  
Нежность…её трудно выражать, когда между тобой и объектом вожделения расстояние в миллионы раз больше твоей вытянутой руки, но я стараюсь. Очень стараюсь, потому что знаю, как мало этой нежности места внутри меня, ей нужен мир, огромный мир - наша любовь. 
Слова….что есть слова для нежности? Это как воздух для яблочного пирога: ты можешь быть в другой комнате и слышать с помощью молекул воздуха запах этого пирога, и, не видя, его ты уже знаешь, что он есть, это пирог, теплый, вкусный…он есть и ждет тебя. Но это всего лишь запах, это даже не малюсенький кусочек, того огромного пирога, который я хочу скормить тебе. 
Но есть в этих словах, ничтожных кучках воздуха, есть что-то такое спасительное, что-то, что способно хоть на время оставить пространство в твоих легких и позволить хоть на некоторое время дышать… но эти слова, все эти слова, прикосновения, жесты, все эти переносчики нежности, они, вырываясь наружу, будто якорем цепляют твоё сердце, заставляют его колотится, а легкие - сжиматься до ничтожных размеров, как будто всё это в первый раз говоришь. Но странный, однако, получается фокус: когда ты чувствуешь подобное выражение нежности к себе, то переносишь это еще более чувствительно: странное тепло проходит по твоему горлу, обпекает легкие и бьет прямо в сердце. И оно вдруг становится всё тяжелее и тяжелее и опускается к низу живота. И потом эта странная смесь волнения, дрожи, испуга и счастья взрывной волной прокатывается по всему твоему телу, оставляя после себя горячее счастье в крови.  
С древних времен люди считали, что человек чувствует именно сердцем. Никаким другим органом, а именно этой постоянно работающей мышцей. Но с каждым днем я убеждаюсь, что неправда это всё - при одном твоём появлении мой организм начинает проявлять большинство симптомов атомной войны: я начинаю нервничать, переживать о том, как я выгляжу, меня бросает то в жар, то в холод…и вот ты рядом - и я как под валерьянкой, само спокойствие, а мой организм продолжает генерировать огромное количество нежности, которая в его пространстве, в конце концов, всё таки не вмещается, и карусель повторяется снова и снова, снова и снова.. 
А говорят, что нежность такая нежная…это сладкий яд, который убивает меня при любой малейшей мысли о тебе.

в ожидании дозы.

выходные....наверное, никто на этой планете не испытывает столь сильное чувство ненависти к выходным, как я. обычно люди спрашивают у других о том, как они провели выходные, лишь с единственной целью - получить возможность рассказать о собственном уик-энде. я никогда ни с кем не говорю о выходных. эти дни я стараюсь проспать: вставая с постели, я мечтаю только об одном - быстрей бы вечер, чтобы опять лечь спать, чтобы опять понедельник.
в выходные у всех день семьи. хотя, что мне все. у его семьи день семьи.
а у меня личный еженедельный ад. ад, в котором у моего рая недоступен телефон. ад, в котором у моих чувств нет роуминга.

понедельник - день начала моего счастья. моего пятидневного счастья. я начинаю ждать понедельника с вечера четверга. именно в этот день начинается одна из фаз моей наркотической зависимости: ожидание. именно в этот день мы когда-то познакомились. в этот день я когда-то стала наркоманкой.

что такого особенного в моем ожидании? откуда это мистическое волнение? как не странно, но здесь тоже всё дело в особой химии моего мозга. механизм ожидания активизирует лобную долю головного мозга. у людей, которые прислушиваются к звуку падения капель из неисправного крана; которые смотрят на стрелки курантов в канун Нового Года; и у тех, которые ждут, увеличивается частота электрических импульсов в этой области мозга.
если вода вдруг внезапно перестает капать, или я узнаю, что мучительные "выходные" продлятся пусть даже на час дольше, частота импульсов многократно возрастает, вызывая, в частности, тревогу. это сопровождается снижением концентрации серотонина - одного из наркотиков, на которых я сижу, и по совместительству гормона, отвечающего за хорошее настроении и ощущение гармонии. лишить меня ожидания счастья - то же самое, что закрыть капающий кран. мой кран, однако, капает. еженедельно. с четверга.
с первой минуты субботы гормон стресса - кортизол настоятельно побуждает меня заняться чем-либо, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей.
в понедельник я специально просыпаюсь раньше, восхищенно понимая, что уже понедельник. выбираю белье, укладываю волосы и радуюсь, как, черт возьми, хорошо выгляжу. в результате повышаю свой уровень эндорфинов (опиатов из группы морфина), которые утоляют человеческую боль, успокаивают и вселяют надежду.  и на самом пике, за несколько часов до встречи, я и мой мозг на самом деле находимся в состоянии своеобразного наркотического опьянения. когда мы встречаемся он нежно говорит "привет" и целует меня в шею. именно это способствует вырабатыванию гормона счастья (допамина), активизируя так называемую дорожку вознаграждения за ожидание - несколько миллиардов нейронов в среднем отделе мозга. эта область активна также, когда мы утоляем голод, жажду, сексуальное влечение.
но это всего лишь мозг. если бы мозг только знал, сколькими моими слезами пропитана его фраза "до понедельника".













#1

Эй, кузнец, пока пылают горны,
Выкуй мне титановые ступни.
Потому что любят непокорных,
А ещё сильнее - недоступных.

Наркоманка

мне 19, ему 29. у него жена, маленькая дочка и эти невероятные ямочки на щеках.
а у меня есть я и постоянно холодные руки, темные волосы, зеленые глаза, и есть моя жизнь. и она, как у наркоманки, имеет всего две фазы - когда он есть, и когда я его жду.
а жду я его практически всегда.
практически всегда, когда бьется мое сердце.

последнее время я не пью абсолютно ничего содержащего даже малые дозы этанола, даже с дорогими ценниками и красивыми французскими названиями, которые он предпочитает покупать. не пью, чтобы не потерять ни миллиметра самоконтроля, ни грамма власти над собственными эмоциями. когда ты зависим, умение держать себя в руках – необходимое условие для выживания. не пью, курю и сижу на "луковой диете" - много плачу и ничего не ем.
он тоже курит. курит сигары, которые стоят дороже прожиточного минимума, испепеляет кубинский табак, параллельно с тем, как испепеляет мою душу, когда говорит «ты моя».

.
в его телефоне нет ни одного моего сообщения, он не знает моего электронного адреса, он не получил и не прочел ни единого моего письма, но я хочу писать ему постоянно. я пишу на запотевших стеклах, пишу на партах в аудиториях своего университета, пишу пальцами на его плечах, когда он спит. хочу, пишу, но отправить ничего но могу. и спать с ним не могу, не засыпаю. я боюсь. потому, что его наркотика всегда мало. он - это человек-дефицит.
я боюсь умереть от передозировки рядом с ним, боюсь дышать, потому что его запах проникает в легкие, разносится с кровью по всему телу и огнеметом прожигает тебя изнутри. в такие моменты заснуть мне просто физически не удается. невозможно спать с частотой сердечных сокращений вдвое больше превышающей нормальную. хотя, что такое норма? норма - это то, как без него? для меня нет ничего без него. я никогда не говорю " до него ", потому что порой мне кажется, что до него ничего и не было, по крайней мере, я об этом абсолютно ничего не помню.


женщины чаще всего точно знают, чего хотят от мужчины, сразу после первого секса. всё или ничего. но на самом то деле знают это уже после первого поцелуя. первый раз он поцеловал меня спустя несколько часов после знакомства. нагло и бесцеремонно, просто взял и поцеловал. потому что «захотел узнать, какие твои губы на вкус». просто захотел. с тех пор он везде нарушал правила. с тех пор я влюбилась подсела.


в мужчинах меня заводит главным образом мозг. знаешь, чего мне хочется? высосать его мозг. в смысле и мозг тоже.
я хочу его так, что иногда это доводит меня до тошноты. нельзя просто сидеть рядом и мило беседовать с человеком, которого хочется изнасиловать. после нашей первой ночи я пыталась понять, о чем я думала, когда решила ввязаться во всю эту удушающую авантюру, и пришла к выводу, что не думала вообще. ни секунды. с нашей первой встречи, хотя нет, с нашего первого поцелуя, я больше ни о чем, кроме него не думала.


почему именно мозг? потому что только умный мужик может быть интересным, даже когда он потолстеет и облысеет. хуже всего, когда у него пресс рельефнее, чем мозг. но это не о нём, совсем не о нём. он любит своё дело и зарабатывает суммы, которые мне проблематично  представить, любит дорогие автомобили, путешевствовать и секс. он достаточно умен, чтобы не прикидываться, что у него другие интересы.
ко всему этому он еще и "красивый до ломоты в бедрах ".


моя мама говорит, что если нельзя обладать булкой целиком, то можно получать радость от выколупывания изюминок и поедания их. но я не люблю изюм. я не люблю дождь, шоколад, зиму, кофе, кошек и его жену. уверена, что при других обстоятельствах, я бы сказала, что она потрясающая женщина, ведь он когда-то выбрал ее среди множества прочих. но сейчас я ее не люблю. хотя наверное я сама себе еще до конца не призналась, на сколько сильно. не за то, что она его жена, не за то, что у них есть свадебные фотографии и она носит его фамилию, готовит ему обед, а у мужчин часто имеет место интересная закономерность: едят они у одних женщин, а засыпают в постелях совершенно других. а за то, что она его любит. я специально не говорю " тоже любит" ведь никто не сможет любить его как я. из всех возможных оттенков голубого я с точностью до сотой доли процента могу определить какого цвета его глаза, и знаю, что на его левой руке 32 маленьких шрамика.


почему я так люблю? всё очень просто. я наркоманка. я сижу на серотонине, допамине и морфине. да, именно так. именно эти вещества, как доказали исследования доктора Тобиаса Эша и нейробиолога Джорджа Стефано в 1994 году , вырабатывает (счастливый!) человеческий мозг.
представляешь? чистый морфин. счастливые люди находятся под действием наркотика, который производит их собственный мозг. потом выработанный морфин соединяется с очень конкретными рецепторами нервных клеток и, проникая внутрь их, производит окись азота. этот двухатомный газ поступает с кровью из мозга в остальные органы, приводя счастливого человека в состояние удовлетворения: кровеносные сосуды расширяются, давление снижается, сердечный ритм и дыхание выравнивается. допамин и серотонин тоже могут быть переработаны в окись азота, но его количество несравнимо меньше чем то, что получается из морфина. счастье можно сравнить с концертом небольшого камерного оркестра, человек из двенадцати. каждый из "музыкантов" - химическое вещество (от гормонов до опиатов). так вот первую скрипку во всем этом оркестре играют как раз эти самые три вещества.
его появление заставляет мой мозг вести себя подобным образом, тем самым и делая из меня наркоманку.
он делает меня счастливой. всякий раз без каких либо исключений. за это я и люблю его.хотя нет. наверное "люблю" это не тот глагол. я не знаю какое чувство наркоманы испытывают к наркотикам и какой глагол при этом используют.


моя ломка характеризуется лишь одним словом "семья".
я никогда не хотела быть его женой. не обручальное кольцо делает женщину значимой, и не свидетельство о браке, и даже не клятвы верности, которые принято давать друг другу. значимой меня делает то, что я тот самый человек, с которым он говорит обо всем в первую очередь, и потому что "ты - женщина для моей души и так будет всегда".
это не жена. я не мечтаю сопровождать его на официальных мероприятиях, о половине его имущества, сапогах и шубах. всего лишь о газоне. да. именно о нем.
я хочу сидеть на этом газоне с его головой на своих коленях и читать ему книги вслух. а ты знаешь, что совместное прочтение книг связывает людей крепче, чем общий кредит?


спустя годы я бы хотела наблюдать, как он на этой же траве будет читать книги нашим детям,
этим голубоглазым детям с этими невероятными ямочками не щеках, и рассказывать о том, как я читала здесь ему. и даже потом, спустя многие годы, когда у нас будут уже внуки, я буду читать ему новые книги, и по старой привычке стряхивать уже седые пряди со своего лба.
разве для всего этого мне нужно быть его женой?
разве мне нужно быть его женой, для этих ночей, после которых, он подолгу рассматривает меня, а потом полушепотом говорит, что я - ненормальная. на что я как всегда буду задавать ему один и тот же вопрос, видел ли он себя в зеркало, и как можно быть с ним, с таким, нормальной? нормальные женщины только для нормальных мужчин. а он исключительный. каждый раз я панически боюсь, что на долю мгновения его может посетить мысль о том, что где-то есть что-то лучше чем здесь. К. Г. Юнг, этот неблагодарный, закоренелый бунтовщик, многими упоминавшийся как наследник мастера, наперсник Фрейда, был прав: настоящая любовь в своей ранней фазе - фазе страсти проявляется главным образом в невротическом страхе.


я никогда не говорила ему, что люблю его. наверное не столько из-за этого же невротического, будь он неладен, страха, а потому, что эта фраза из разряда "у меня есть уши" - т.е очевидная и без всяких там слов. думаю, это естественно. его нельзя не любить. фразу " я тебя люблю" ему может сказать любая женщина, стоит ему поговорить с ней несколько минут и дотронуться губами до её запястья. Земля же не говорит тебе "я верчусь" каждый день. но ведь делает это. каждую долю секунды. для всех этих миллиардов. и жизни не станет, когда она остановится. смогу ли остановиться я…?
  • Current Music
    John Williams - Lullaby for an angel

счастье не купишь.

бросают не богатых. бросают нелюбимых.
часть людей почему-то ошибочно считают, что материальное благосостояние может заменить духовную целостность.
никогда не понимала в этом свою маму. она считала, что если дети сыты, хорошо одеты и у них всё в порядке в школе. то больше никаких проблем у них в жизни быть не может.
и даже бессмысленны были мои рассказы о пирамиде потребностей Маслоу и о том, что удовлетворение потребностей первой необходимости: еда, вода, одежда и кров, занимают самую последнюю ступень. а вот на самой вершине пирамиды стоит проблема самореализации личности.
и вот здесь уже вопрос не в том, творческий человек или нет, а в том считает ли он время, проведенное не с любимым человеком, дорогой на пути к целостной самореализации, или же просто время потраченное на неинтересное зарабатывание денег, которые, как и физическая близость, не способны компенсировать эмоциональную отчужденность людей.

душа, как и тело, живет тем. чем питается.
деньги деньгами, а мысли дороже.

счастье не купишь.